Тараканьи бега

1

«Фу, какая гадость» — вот общее мнение, которого не поколеблешь. Таракан действительно вреден и малоприятен. И все же он заслуживает нашего внимания. Хотя бы потому, что издавна живет рядом с нами.

Черный таракан хорошо знаком жителям всех частей света, исключая разве что Антарктиду. Трудно сказать, где находится родина этого животного.

Черный таракан появился на Руси и пошел дальше в Европу вместе с татаро-монголами. «Таракан» — искаженное от тюркского «карахан» — «черный владыка».

Некто Таннер, живший в Москве четыреста лет назад при посольстве Королевства Польского, писал о живущем на Руси «ужасном животном по названию каракан, которое не тревожит хозяев, но живьем заедает гостей...».

В конце XVIII века в России объявился еще один таракан — рыжий. Он был назван прусаком, поскольку считали, что его завезли из Германии русские солдаты, возвращавшиеся домой после Семилетней войны (1756— 1763).

С давних пор в народе сложилось поверье о таинственных свойствах и достоинствах тараканов. Считали, что тараканы в доме — к прибыли, добру. Появление в новой избе черных тараканов — к богатству.

На каждой лапке таракана имеется орган, воспринимающий малейшие сотрясения. Бегают тараканы очень быстро. Правда, тараканы не стайеры, а спринтеры — быстро устают. Иногда на бегу они делают короткие прыжки.

Таракан — насекомое с большими задатками. Опыты показали, что он не так глуп, как может показаться. Это доказали удивительно простые и вроде бы несерьезные эксперименты французского натуралиста Р. Даршена. Он посадил таракана на вертикальную палочку.

Таракан пополз вверх, добрался до конца, вернулся вниз. Палочка переворачивается — все повторяется сначала. Ученый заставил таракана таким образом бегать вверх-вниз. К чему это привело? Думаете, мотался, пока не упал от усталости? Как бы не так. .Через 10-12 минут таракан стал двигаться все медленнее и через 20—25 минут остановился на месте, словно говоря: «Надоело бегать зря».

Опыты становились сложнее и разнообразнее. Четко напрашивался вывод: таракан извлекает уроки из своей жизненной практики. И они, хоть недолго, но хранятся в его памяти. Выходит, таракана можно учить? Конечно, можно.

Правда, нужны адское терпение, осторожность, наблюдательность и масса времени. Французский биолог Р. Шовен пять месяцев ежедневно предлагал таракану найти путь в укрытие через запутанный и освещенный лабиринт.

Каждая тренировка длилась 150 минут. Понадобилось десять тысяч (!) опытов, прежде чем таракан начал справляться с заданием.

Интересны опыты русских ученых. Тараканам предложи¬ли для укрытия две камеры — освещенную и затененную. Они, разумеется, предпочли темную.

Тогда в темную начали подавать слабый, но вполне чувствительный электрический ток. И оказалось, что эти прирожденные любители мрака скорее свыкнутся с жизнью на свету, чем с током. Так в процессе жизни тараканы выработали условный рефлекс, который заменил врожденную программу. Это делает их поведение более гибким. Таракан, оказывается, не так прост!..

Это понимали еще в старину, и многие думали о тараканах как о милых азартных созданиях, умеющих быстро бегать на радость людям.

«Таракан в голове» — так на Руси говорили об азартном человеке, увлечением и страстью которого были тараканьи бега.

Появились тараканьи бега в XIX веке. Причина — конкуренция трактиров.

«Чисто и нет тараканов. Тараканы только напоказ!» — гласила реклама ряда питейных заведений. Там же в трактире начались споры, какой из выставленных напоказ тараканов быстрее.

К слову: таракан, этот несносный рыжий прусак,— одно из самых быстроногих насекомых: 30 сантиметров в секунду.

Из трактиров тараканьи бега переместились на базары, во дворцы знати.
После 1917 года в Советской России прикрыли тараканьи бега.

Белая эмиграция увезла за рубеж тараканьи бега и азарт, который присутствовал на них. Великий русский писатель Михаил Булгаков в пьесе «Бег» красочно описал тараканьи бега. Это описание считается эталоном.

Одним из главных действующих лиц пьесы является Чарнота, 35 лет, запорожец по происхождению, в гражданскую войну был генерал-майором, командующим сводной кавалерийской дивизией в армии Врангеля, в эмиграции — мелкий торговец, но большой обожатель тараканьих бегов.

Действие четвертое
Пятый сон
Янычар сбоит!..
Странная симфония. В музыке ноют турецкие напевы, затем в них вплетается русская «Разлука», потом стоны уличных торговцев, гудение трамваев, гудки автомобилей.

На сцене загорается Константинополь в предвечернем солнце. Видны господствующий минарет, кровли домов.

Стоит необыкновенного вида сооружение вроде карусели, над коим красуется надпись:

СТОЙ!
НЕВИДАННО В КОНСТАНТИНОПОЛЕ! SENSATION A CONSTANTINOPLE!
ТАРАКАНЬИ БЕГА! COURSES DES CAFARDS!! RACES OF COCK-ROACHS!!

Русское азартное развлечение с дозволения международной полиции.

Карусель украшена флагами всех стран, за исключением германских.
Две кассы с надписями: «В ординаре» и «В двойном».

Сбоку ресторан на воздухе под золотушными и пыльными лаврами в кадках.

Надпись золотом:
Русский деликатес — Vobla.

Целых 55 лет американка Берта Шарреризодия в день занималась только тараканами. У других людей эти насекомые вызывают чувство понятной гадливости, а она пестовала тараканов с рождения до смерти, кормила их яблоками, консервированной собачьей едой. Попутно профессор Шаррер изучала деятельность их мозга, а значит, многим ее любимцам не удалось избежать трепанации. Но о тех, кто попадал «под нож», забота проявлялась особая.

Профессор выяснила, что восстановление происходит у них быстрее, если рядом — представители противоположного пола.

Умудренная жизненным опытом Шаррер (год рождения 1907) снискала у ученых коллег уважительное прозвище «Тараканья королева». Удостоилась она многих других, хотя не столь экзотических отличий: почетных степеней престижных американских университетов, президентской медали за научные достижения, выдвижения на Нобелевскую премию за исследование химических процессов в мозге. А найденная в Австралии новая ветвь тараканьего племени была названа в ее честь «Шаррерае».

И вот «королева» уходила на покой... «Я сказала им прощайте»,— с грустью призналась она журналистам. Те не замедлили осведомиться, что же так долго привлекало се в этих непопулярных насекомых. «Тараканы — крутые создания. Они умеют выживать» — был ответ.

«Тараканья королева» оказалась права. Тараканы еще живут. Выжили и тараканьи бега.

В Берлине есть Музей тишины — единственный в своем роде музей и в столице, и в самой Германии. Сами немцы называют его уникальным.

Прежде всего потому, что его создал русский — художник Николай Макаров. Одновременно Макаров и владелец музея. Его произведения «мерцающей тишины» украшают собрания коллекционеров многих стран. Духовное послание его картин: искусство как терапия души.

Некоторые знакомые и друзья удивились, когда Макаров вы¬ступил как организатор мероприятия «тараканьи бега». Оно было приурочено к проходившему международному кинофестивалю «Берлинале-2001».

Журналист Владимир Абросимов рассказывает:
«Николай Макаров — с восторгом представлял «бегунов»: «безжалостный Иван» (Грозный), «непревзойденная Ольга», «бескомпромиссный Урал», «упорнейшая Нина» и так далее. «Делайте ставки, господа! Старт!»

Представление началось.
Бега были устроены в достопримечательном местечке Берлина — «Трэнен-паласт» — «Дворце слез». Так назвали бывшее помещение контрольнопропускного пункта в Западный Берлин у вокзала городской электрички на улице Фридрихштрассе. Теперь его переоборудовали под небольшой театральный зал, где происходят разного рода культурные мероприятия. Но можно ли причислить к таковым тараканьи бега? На этот мой недоуменный вопрос их инициаторши организатор Николай Макаров тоже ответил вопросом: а почему бы и нет?

— Здесь, как вы видите, собрались и журналисты, и артисты, и певцы, и художники. Немцы, русские, гости «Берлинале». Они хотят общаться друг с другом, и почему бы не сделать это на таких бегах? Ведь они и задуманы как аттракцион, но разве аттракционы . противопоказаны художественной интеллигенции? Смотрите сами: атмосфера раскованная, звучит мягкая музыка. Улыбки, веселый смех и никаких слез в «Трэнен-паласте», как прежде...

Мой собеседник оказался прав — гости чувствовали себя здесь легко и непринужденно. Рядом со мной неистово целовались двое — молодой человек и девушка. Им, конечно, не до тараканов, бегов или каких-то интеллектуальных бесед. Они здесь никому не мешают. И до них никому нет дела. Где-то в углу спорят о конкурсном фильме — возможно, киноманы. Или критики. Мелькают и грустные лица. Это те, кто в азарте откликнулся на призыв делать ставки — и проиграл.

Я, признаться, впервые видел такое зрелище и не без интереса наблюдал за бегами. Многие сделали ставку на «непревзойденную Ольгу» и особей «мужского пола», однако в первом забеге, в котором состязались семь участников, победила «упорнейшая Нина». «Спортсмены» вели себя странновато. Один-два ее соперника вообще почему-то не покинули своих стартовых площадок, кто-то «засиделся» на старте. Проигрыш, однако, совсем мизерный: ставки — десять марок. Стоит ли огорчаться?

Наверстается упущенное в следующем раунде борьбы. Или проигрыш увеличится. Игра... А пока, в перерыве перед новым забегом, можно перекинуться парой слов с приятелем или такими же азартными игроками, остыть, выпив пива, просто расслабиться. Зал полон. Слышится русская, немецкая, английская, французская речь. Словом, интернационал в «Трэнен-паласте».

— Вся выручка,— пояснил Макаров,— пойдет в фонд, основанный старожилом Берлина, тоже нашим соотечественником, Сергеем Маврицким. Этот фонд и после кончины его основателя содействует становлению добрых взаимоотношений между Россией и Германией. Я же давно мечтал придумать что-то необычное, чего в Берлине еще не было. Это — не первые бега, но они особые, так как «вписаны» в рамки международного кинофестиваля в Берлине — первого в новом столетии. Нам не нужны награды, но необходимо общение. Думаю, что и эти забавные тараканьи бега, которыми, кстати, некогда развлекались россияне, могут быть ему в помощь. Но, извините, мне пора давать старт...

Бега, начавшись вечером, завершились глубокой ночью. При большом скоплении публики. Это говорит о том, что они в рекламе не нуждаются. Не нуждается в ней и сам художник. Дела у него на поприще изобразительного искусства идут неплохо. Но, живя в Берлине, он остается русским по душе и по своим фантазиям, которыми рождено и его необычное для живописца увлечение. Оно ему нравится. Как, впрочем, понравилось и его гостям. Ведь не од¬ним высоким искусством жив человек. Хотя уметь развлекать публику — тоже искусство».

Безусловно, профессор, доктор биологических наук, популярный ведущий телевизионной программы «В мире животных» Николай Дроздов знает Николая Макарова, но к идее возобновления тараканьих бегов пришел самостоятельно. Под патронатом Дроздова в одном из казино г. Москвы состоялась первое представление. Разумеется, оно было посвящено писателю Михаилу Булгакову. На старт вышли насекомые с кличками Шариков, Жирин, Зюган, Воланд, Хлудов. Победителями стали бегуны Парамоша, Импичмент, Прокурор. Воланд сумел сбежать, а Жирин отказался от забега из-за фотовспышек репортеров.

В связи с достижениями науки и техники, возможно, тараканьи бега ожидает существенная модернизация.

В лаборатории профессора Шимоямы Токийского университета биороботов бегает таракан. В мышцы конечностей вживлены «компьютерно-биологические структуры», которые позволяют с помощью ЭВМ дистанционно управлять движением тараканов в помещении. Небольшие антенны снабжены высокочувствительными термо- и гидросенсорами, а также рецепторами вкуса и осязания давления. Таракан представляет собой великолепную машину, наделенную весьма тонкими функциями и механизмами. Когда сенсоры нашего шестиногого знакомца воспринимают необычные или слишком сильные стимулы, он поспешно ретируется от источника стимуляции, а затем резво убегает, меняя направление зигзагами чаще, чем обычно.

Методично раздражая подопытных тараканов различными воздействиями — звуковыми, световыми, термальными, тактильными и воздушной струей,— установили, что более всего таракан не одобряет... жару. И стало быть, можно командовать им с помощью температурных сигналов.

В качестве нагревательного элемента для тепловой стимуляции японцы использовали проволочную спиральку из нихромового сплава. Режим работы элемента, приложенного к тараканьему телу, контролировался компьютером.

Температуру спиральки измеряли с помощью инфракрасного термометра, а реакции подопытного неусыпно фиксировались видеокамерой. Вот так была определена наилучшая точка стимуляции (на 1 мм ниже основания антенны) и оптимальная температура воздействия (70 °С).

Остальное, как говорится, дело техники: когда припекает под левой антенной, киборгизированный таракан поворачивает направо, а когда под правой — то налево. Как выяснилось, ему можно задать практически любое направление движения (знай только жару поддавай). Вскоре ученые так наловчились в управлении своим киборгом, что прогнали его сквозь трубу диаметром всего 40 миллиметров. Вышколеняая тепловыми ударами тварь просеменила как по струночке!

Такие зомбированные тараканы будут стоить бешеных денег, но количество заказов на них растет в геометрической прогрессии.

Говорят, что дистанционно управляемыми тараканами заинтересовались менеджеры игорного бизнеса Японии.

.

Найти

Подгруппы

Вход в систему

Уведомления группы

This group offers an RSS feed. Или подписаться на эти персонализированные, общесайтовые каналы:
Аватар пользователя Dremora
Аватар пользователя Yura
Аватар пользователя Dmitrispros
Аватар пользователя snip
Аватар пользователя hatul76
Аватар пользователя Еленушка

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 2 гостя.